АМБЦУ

amc_-_brelok-removebg-preview
amc_-_brelok-removebg-preview

АМБЦУ

АССОЦИАЦИЯ МЕННОНИТСКИХ БРАТСКИХ ЦЕРКВЕЙ УКРАИНЫ

АССОЦИАЦИЯ МЕННОНИТСКИХ БРАТСКИХ ЦЕРКВЕЙ УКРАИНЫ

Гонимы, но не сломлены

2022-06-12 20:52

Array() no author 89600

Гонимы, но не сломлены

Пусть воды шумят «Бог нам прибежище и сила... посему не убоимся, хотя... шумят, вздымаются воды!»

6296-444-23649.jpeg

Пусть воды шумят

 

«Бог нам прибежище и сила... посему не убоимся, хотя... шумят, вздымаются воды!» — это отрывки из первых стихов Псалма 45, которые хорошо иллюстрируют отношение христиан бывшего Советского Союза к гонениям. Советская система была беспощадна к христианам, ведь они поклонялись Богу, а не идолу-вождю.

Христианские выходцы из СССР не понаслышке знакомы с гонениями за веру. По степени жестокости гонений на христиан СССР может сравнится разве что с Римской Империей. Советский режим буквально «выбивал» из христиан отречение от религиозной деятельности. Делалось это разными методами: аресты, пытки, обещания лучшей жизни. Некоторые, подобно Петру, отвергали Христа, но многие не шли на компромиссы с советской властью.

Истории христиан, которым пришлось пережить страдания и лишения в советских ГУЛАГах детально описаны в книге, составленной Георгием Винсом под названием «Пусть воды шумят» и других работах автора.

С самого начала существования Советской империи проводилась антирелигиозная кампания, собирались сведения о религиозных общинах, совершались рейды на молитвенные дома прямо во время богослужений. Кампания советского террора не обошла стороной и Меннонитские братские общины.

 

Притеснения меннонитов

 

Село Николайполь было основано в 1870 году немецкими меннонитами-колонистами. На 1925 год в селе насчитывалось 153 меннонита. Но 1929 год стал переломным для жителей Николайполя. В этом году советская власть начала работу по закрытию церквей, молитвенных домов и запрету массовых мероприятий, связанных с «религиозным культом».

«Кулаками» советская власть называла зажиточных крестьян, которые вместо личного труда часто использовали наёмный. В 1920-1930-х годах проводилось принудительное изъятие собственности у таких крестьян, а их самих отправляли в специальные лагеря в отдаленных регионы СССР.  Советский режим под этим предлогом проводил кампанию террора, устраняя неугодных.

Вот фрагмент из протокола о выселяемых из Николайполя меннонитах от 1930г.: «Ламмерт Франц Францевич 66 л., сын 27, сын 14. Земли до революции 65 д.  Имел 8 лошадей, 4 коровы. После революции 32 д. Сейчас имеет 3 лошади и 2 коровы. Сумма налога 476 р., вид обложения - экспортник 75%. Дореволюционный кулак, эксплуатирующий наемный труд, злостный несдатчик хлебных излишков и сторонник эмиграции немцев в Америку.»

Меннониты славились своим трудолюбием и качеством работы. Их дома выглядели величественно, в хлевах они держали скот, а на столе всегда была еда, заработанная честным трудом. Именно на таких людей была направлена политика «раскулачивания», а меннонитов называли зажиточными и злостными противниками режима.

 
image_2022-06-12_22-01-47.png
 

Иван Степанович

 

Сейчас Николайполь носит название Николай-Поле. Здесь в здании, построенном когда-то меннонитами, собирается небольшая община.

Пастора здесь зовут Иван Степанович. До начала церковного служения Иван Степанович работал учителем труда в школе.  Когда-то он и сам был из числа неверующих, но в своё время начал интересоваться Библией посещать церковные собрания. Спустя какое-то время пастор Фрэнк начал искать человека, который бы смог заменить его на посту пастора. Но никто не соглашался брать на себя эту ответственность, находя для этого различные причины.  «Время шло, я покаялся и меня временно доверили проведение богослужений», - рассказывает Иван. Через два месяца Фрэнк принял решение передать служение в руки Ивана Степановича, чтобы он сам вёл за собой церковь. Уже больше 15-ти лет Иван Степанович служит в Меннонитской церкви в Николай-Поле.

Пастор сам признается, что с годами вести за собой церковь стало труднее: появились проблемы с ногами. «На ногах могу стоять, но недолго», - рассказывает Иван Степанович. Несмотря на преклонный возраст (пастору 82 года) и болезнь, он жаждет быть частью Меннонитской общины. Иван Степанович рассказывает: «Я обзваниваю людей из церкви по телефону, мы вместе молимся. Меня навещают дома». Чтобы не допустить осложнений, пастору нужно скорейшее вмешательство сосудистого хирурга.

На вопрос в чем нуждается церковь, пастор отвечает: «Церковь ни в чем не нуждается. Есть люди, которые перенимают служение. Сейчас даже хотят перейти в большее помещение, потому что уже не вмещаются». С началом войны церковь стала расти, за счёт переселенцев. 

Алексей, дьякон церкви с. Балково, пришел на выручку Ивану Степановичу. Он помогает в проведении воскресных служений и отвозит на них Ивана Степановича, помогая ему перемещаться на инвалидной коляске.

«Бог меня любит, - улыбаясь говорит пастор. – Написано, что при большей крепости 80 [о годах жизни], так что у меня уже самая большая крепость».

4570-photo_2022-05-08_16-26-12.jpeg

Посреди хаоса

 

Николай-Поле остаётся в непосредственной близости к оккупированной территории, но Меннонитское поселение всё еще остается одним из островков безопасности для беженцев. Война понесла за собой катастрофические последствия, но в церкви в Николай-Поле теплится жизнь, и она является светом для тех, кто всё еще ходит во тьме.

photo_2022-05-14_20-35-32.jpeg

nintendoswan@gmail.com

+39 092103919032 | +39 012913209312


facebook
instagram
Create Website with flazio.com | Free and Easy Website Builder